Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

сова2

Анна Каренина-2.

Прислали по электронной почте. Имени автора приславший не знает. Если назовете - буду признательна.
Но текст, текст...

Апдейт: нашли автора, спасибо френдам, имеющим интернет с нормальной скоростью. Автор Александр Золотько http://lib.rus.ec/b/61509/read


После гибели Анны Карениной под колесами поезда ее дочь Анну на
воспитание берет Каренин. Вронский в глазах общества превращается в
чудовище, и все, кто раньше злословил по поводу Карениной, теперь
выбирают своей мишенью Вронского. Он вынужден уехать из Москвы, но и
высшее общество Петербурга его не принимает. Следы Вронского
теряются где-то в глубине России.
Каренин воспитывает детей Сергея и Анну одинаково строго. Но
подрастающей Анне кажется, что с ней он обходится особенно сурово.
Сережа иногда, обвиняя Анну в гибели матери, грозит ей, что папа
оставит ее без наследства, что не видать ей приличного общества и
что как только она подрастет, ее вышвырнут на улицу.
Романа Льва Толстого в доме Карениных не держат, но Анна прочитала
его довольно рано, и в ее сердце вспыхивает желание отомстить.

Collapse )
сова2

Вильнюс. Часть 14. Путь в литературу

Как называется улица, видно на табличке. А то, что на стенах, - это памятные дощечки литовским писателям и поэтам, литераторам, в общем. Причем приятная деталь: чтобы удостоиться такой мемориальной дощечки, совершенно не обязательно умирать.
И спонсоров искать не обязательно.
И удостоверение союза писателей в кармане мусолить.
И песни о Родине в правильных местах завывать и публиковать.
Да что там - можно "жить и работать" совершенно в другом месте, не в этом доме, не у этой стенки. Хоть где. Лишь бы литератор делал это хорошо и с обоюдным читательским и своим удовольствием.
Городская среда, веселый кипеж. Имена, которые на слуху.

Волей судьбы я некоторое время "варилась" где-то на донышке нашего российского литературного котла. Рядом с плитой, где этот котелок кипит, постояла с поварешкой (хорошо хоть сбежала вовремя в другой отсек газетного ада). Боже мой, какие страсти обычно булькают и шипят вокруг мемориальных досок, юбилейных изданий, какой-то собственности, творческих вечеров и прочих "материальных признаков" известности и обласканности вниманием. Сколько это требует просьб, унижений, согласований, знакомств и дарственных надписей. Как жалко со стороны выглядит...

Наверняка и здешний литературный бомонд от кипения страстей не свободен.
Но улочка эта...
Лицом к читателю, вразнобой, без официоза, весело и легко.
И читатели - вот те, которые тенями на стенке маячат, - это парень в шляпе и девчонка были. Смеялись, читали таблички, обсуждали что-то явно "по теме".
Хороший путь к литературе и литературы. Мне понравилось.

Фотографии в альбоме «Литва» ed2210 на Яндекс.Фотках



Collapse )
сова2

Трансляция. О "Речнике" и о том, что в этой истории по-настоящему важно

Это статья в сегодняшнем номере "Российской газеты". Автор - Елена Яковлева, которую я хорошо знаю и глубоко уважаю.
Особо отмечаю: статья в "РГ", не где-нибудь.
Потому что сколько уже можно.

В бумажном варианте статья называется "Сценокардия". Стр. 7, номер от 26 января 2010 г.

Однажды на вечере Зиновия Гердта в клубе МГУ кто-то прислал
ему записку с вопросом: "Как вы относитесь к творчеству поэта Эдуарда Асадова?" В расчете, видимо, на уничтожающий яд оценочной иронии. Гердт ответил: "Давайте соблюдать очередь. У нас очень много в стране плохих поэтов - зрячих и неучастников Великой Отечественной войны. Давайте сначала о них. А об Асадове - в последнюю очередь".

Ситуация с "Речником" - хорошая иллюстрация этой необходимости соблюдать очередь.

Надо выселить из природоохранной зоны этих скорее всего незаконно занявших землю домовладельцев - ведь документы на землю у них так и не оформлены.

Все верно, но давайте соблюдать очередь. И раз уж мы, наконец-то, так принципиальны, давайте сначала составим план всех погубленных прибрежных природоохранных зон. Представим себе картину в общем - как и где страдает от нас природа (слабый субъект права), но начнем не с поселка "Речник", где люди были связаны с этой землей с середины 50-х годов и вначале безбарышными отношениями.

Хорошо бы также начать не с тех домов, из которых при сломе выкидывают видавшие виды холодильники с магнитиками на дверцах. И даже не с двухэтажного дома Ангелины Абрамовой, построенного - по ее словам и словам ее соседей - на средства от продажи двухкомнатной квартиры в Москве, а... с Барвихи, например.

Кто не знает о холме строительного мусора, испохабившего прибрежный луг в Барвихе?! Или о речке Сомынке, на которой ловил рыбу еще Сергей Аксаков и которой поменяли русло, чтобы она хорошо вписалась в поместье брата строительного магната Чигиринского. Если вкус нам не отказывает (в случае с Асадовым), а закон для всех одинаков (в случае с "Речником"), так давайте соблюдать эту очередь. Давайте начнем с самых сильных, с тех, у кого куда больше ресурсов для защиты своих интересов.


Там много сказано абсолютно по делу. Очень рекомендую прочесть.
сова2

40 дней после смерти Петра Вайля

Не знаю, сколько масс-медиа вспомнят про эту дату.
Цитата "с работы" - я сегодня дежурила и читала все "насквозь".
Сказано коротко, сказано хорошо, ну, так и автор такой... плохо не напишет, а хорошо напишет - кратко.

"...ни напыщенности, ни пафоса за Вайлем не числилось никогда. Более того, к себе он предпочитал относиться с иронией. Однажды он пришел ко мне в гости, и пока я готовил ужин, дочь предложила ему посмотреть книжки на стеллажах и фотографии на стенах: "Надо повышать свой культурный уровень, Петр Львович", - нахально заявила она. Петя подхватил это предложение мгновенно: "Какой там уровень - уровенёк!". Словечко прижилось в нашем доме, и как только кто-нибудь начинает не в меру пафосно что-нибудь излагать, ему немедленно предложат повысить свой культурный уровенёк..."



http://www.rg.ru/2010/01/18/vail.html

А это колонки Вайля в "РГ" и другие материалы о нем.

http://www.rg.ru/sujet/3100.html
http://www.rg.ru/sujet/3988.html

Плохо, когда о хорошем писателе и достойном, жизнелюбивом человеке говорят "был". Не о таких бы.
Гению - место.
сова2

Севилья. Амор. Вьенто.

Мы вылетели из Москвы еще затемно. Мы прилетели в Барселону, утреннюю, деловую просыпающуюся, ветреную. Мы погуляли по ней, вдохнули вольного воздуха с моря, загрузились снова в самолет и в вечерних сумерках нас встретила остывающая после жаркого и пыльного дня Севилья.

«Апартамент» на двоих – узкая студия, разделенная на спальню, кухоньку и гостиную – был у нас снят в центре города, на улице, отходящей от самой красивой двери местного Катедраля, кафедрального собора (о! даст ист фантастиш! Туристик! Магнифик, ага, кто бы спорил.)


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Collapse )
сова2

Поездка в Ефремов

Разные в России есть города: большие и малые, известные и не очень, города-сказки, города-загадки, города-катастрофы… Если продолжать этот ряд, то Ефремов, тихий райцентр в Тульской области, отстоящий от Москвы на 310 км, - город-недомолвка, фигура умолчания.
Он смотрит на тебя, этот город – городок? городишко? – честными и ясными глазами, слегка стеклянными с перепоя, не вчерашнего, а пожизненного. Он, расчетливо бравируя, сам себя именует «глухой провинцией», повторяя эпитет за кучей маститых писателей, от Островского А.Н. до Бунина И.А. и Паустовского К.Г., не считая прочих Малашкиных. Он не врет тебе, он просто умалчивает о чем-то главном, хоть и готов ответить – если ты поймешь, что же именно надо спросить… Но тебе-то откуда знать - что. И ты не спрашиваешь.
«В Ефремов я приехал ночью. До рассвета я просидел в холодном
станционном буфете, выкрашенном в грязный лиловый цвет. Кроме остывшего чая,
в буфете ничего не было.
Коптили керосиновые лампы. Станционный бородатый жандарм несколько раз
проходил мимо, строго поглядывая на меня и бренча шпорами. Как только начало светать, я нанял извозчика и поехал в единственную в Ефремове гостиницу.
В седом свете занимавшегося зимнего утра городок оказался до удивления маленьким и облезлым. Кирпичная тюрьма, винокуренный завод с тонкой и длинной железной трубой, насупленный собор и одинаковые, как близнецы, домишки с каменным низом и деревянным верхом - все это при свете еще не погашенных, заспанных фонарей вызывало уныние. Пожалуй, единственным интересным зданием были торговые ряды на базаре. Какое-то подобие колонн и арок украшало их и говорило о старине.
В промозглом воздухе кружились галки. На улицах пахло едким конским
навозом.
- Ну и город!- сказал я извозчику.- Взглянуть не на что.
- А на кой ляд на него глядеть-то!- равнодушно ответил извозчик.- Чтобы глядеть, сюда никто и не приезжает. Небось не Москва.
- А за чем же приезжают?..»


Ну да, повторим за одним из самых моих любимых писателей Константином Паустовским, за чем сюда приезжают? С чего вдруг он выбрал на карте именно эту точку – чтобы в итоге встретить там февральскую революцию 1917 года, начало неведомого века и – уже цитируя любимого им местного уроженца нобелевского лауреата Бунина - первые, пока еще восторженные и смутные, но уже ощутимо «окаянные дни»? Как получилось, что отсюда уехал и уже никогда не вернулся сам Бунин? Отчего, тем не менее, в их книгах маленький сонный Ефремов так важен и значим, хоть и поминается неким пунктиром? И почему вдруг туда, в Ефремов этот, понесло нас – автора этих строк и, как уже стало традицией, uncle_williama, разве что без мотоцикла на этот раз, а на машине, которую вели по очереди (далеко все-таки).

Collapse )

А смотреть в Ефремове, может, особо и не на что, но кое-что мы все же засняли. Например, вот:

Collapse )
сова2

Умерла cambala

Это не виртуальный мир. Не виртуальный, а именно живой.
В виртуальном мире не бывает так больно, когда тебе - будто прибоем противолодочную мину - выносит такие новости.
Камбала, Наташа Хаткина, талантливый поэт из Донецка, - мой давний и взаимный ЖЖ друг. Наташины стихи... ну не знаю я, это настоящие стихи, в которых все сказано светло, иронично, иногда - так, что как электрическим током по сердцу.
Они издавались в сборниках, они были здесь, в ЖЖ. Они у меня, да и у многих, - в "Избранном", а главное - в памяти, в душе.
Так никто не умеет, как она. И это не только к стихам относится.
Наташа - светлый, мудрый, легкий, очень и очень близкий мне человек.
Я пока понятия не имею, что случилось.
Ей всего-то пятьдесят с небольшим, и я не могу написать "было".
Ну боже мой, как это.

Сил моих нет. Перечитываю и перечитываю. Все равно не могу поверить, хоть уже вся френдлента полна таких же постов, хоть уже позвонила и переспросила...
И комменты ее читаю к своим постам, и их просто невозможно сейчас читать.

Наталья Хаткина

* * *
Ты, кого нет со мною рядом,
и не будет, как раньше - на "раз-два-три!",
подари мне шарик со снегопадом
и тепло октябрьское подари.

В этом шарике - домик на два окошка,
огонёк мерцает, уютно так
в нашем снежном прошлом ты дышал мне в ладошки,
а я думала, дура: "Какой дурак!"


НИ ПРИ ЧЕМ

Помнишь, мама была самой лучшей из мам,
подарила машинку — и даже две,
и сказала: «Ну кто еще нужен нам?»,
и учила стоять тебя на голове,
и читала на ночь, прижавшись плечом.
«Чтоб быстрее уснуть, посчитаем овец…»
Закопался в подушку, подумал: «Я — молодец…»
и не ведал, что ты — ни при чем, ни при чем…

А сегодня она чужая, кричит: «Дурак!»,
улыбнись, замкнись, отвернись — все не то, не так,
и звонит беспрестанно в какой-то Джанкой — на кой? —
и кричит, и плачет, стуча о стол кулачком…
Закопался в подушку и думаешь: «Я — плохой…»
и не знаешь, что ты — ни при чем, ни при чем.

А потом ты вырастешь — дети, они растут.
У колен завертится мальчик — пускай, раз тут.
Будешь ты для него лучом (калачом, кирпичом),
он, зарывшись в подушку, уснет, не зная, что ни при чем.
Да и ты ни при чем.


Когда б мне умереть во время родов,
я стала бы портретом не стене,
а не врагом "ваще любых народов",
как полагает дочка обо мне.
Была бы я легендой: "Мама пела",
а не печальным фактом: "Воет в ванной",
и дверью бы нарочно не скрипела,
когда дитя увлечено "Нирваной".
Я была бы высокой,
я была бы веселой,
я духами бы пахла,
над деньгами б не чахла,
я была бы иною,
чем все прочие бляди,
я была бы святою
в серебряном черном окладе.
Я бы в дом не водила
всех убогих уродов.
Умереть бы от родов,
умереть бы от родов!..


* * *

Надо посуду вымыть, а тянет разбить.
Это отчаянье, Господи, а не лень.
Как это тяжко, Господи, век любить,
каждое утро, Господи, каждый день.

Был сквозь окно замерзшее виден рай.
Тусклым моченым яблоком манила зима.
Как я тогда просила: "Господи, дай!"
- На, - отвечал, - только будешь нести сама.


* * *

Нет у света ничего, кроме тьмы.
Он в ней лилией пророс - и погас.
Кто там плачет в темноте? -Это мы.
Нет у Бога никого, кроме нас.

Неподатливый такой матерьял -
отрастить не получается крыл.
Вот один хотел взлететь - и пропал.
Впрочем, кто-то говорит: воспарил.

То не лилия растет средь зимы -
просто хочется любви - прям сейчас.
Нет у света ничего, кроме тьмы,
Нет у Бога никого, кроме нас.



И вот тут - много еще, и все равно - мало.

http://www.stihi.ru/avtor/sh15&s=0
сова2

Кто варит варенье в июле

От ведь что с людьми работа делает, даже бывшая. Пойти на поэтический вечер и получить удовольствие! Это я-то, которая от изящной словесности всегда огородами да к Котовскому...
Поэт Борис Лукин, с которым мы недавно вместе работали (хороший поэт, между прочим, потому и пошла, а так бы ни за что!) составил антологию современной поэзии "Наше время". Антологию 40-летних такую. 33 поэта, причем 32 из них ныне здравствующие.
Происходило все это в субботу в булгаковском музее, в "нехорошей квартире" на Большой Садовой. Хорошо происходило, хоть и достаточно неровно - ну а как иначе, антология же. От переводов Максима Амелина с древнегреческого до "чистоженских", но очень мне нравящихся строф Инны Кабыш. Вот таких, например:

Кто варит варенье в июле,
тот жить собирается с мужем,
уж тот не намерен, конечно,
с любовником тайно бежать.

Collapse )
сова2

Давным-давно

Тут гуляет флэш-моб: "в твоем ЖЖ год назад". Влезла в календарь. Год назад, два назад, три. Странно, что даты попались - я пишу-то не каждый день, далеко не.

Ну и на фига вообще что-то писать, если все уже написано? Ходила тут, думала - а оказывается, чуть ли не буквально хотелось повторить запись двухгодичной давности, напрочь ее позабыв? Бреду по кругу, как лошадь у водокачки, вот что. Сама себя повторяю до занудства, черт возьми. Хорошо, что у френдов либо тоже память девичья, либо терпимость повышенная.

http://ejidna.livejournal.com/92279.html. 2008. Много фото из барселонского госпиталя Сан Пау. Красиво.

http://ejidna.livejournal.com/65345.html - 2007. Оптимистический пессимизм (или наоборот). То, собственно, что и чуть не повторила.

http://ejidna.livejournal.com/34474.html и http://ejidna.livejournal.com/34729.html
- 2006. Размышления "про жизнь" и наблюдения за Коляном.

Дата на дате, датой погоняет. Еще взяла тут в руки свою трудовую книжку и выяснила, что 18 апреля исполнилось ровно 25 лет с начала моей трудовой деятельности. В качестве санитарки приняли на работу в Центр матери и ребенка. По ошибке, правда, книжку завели, т.к. была я в то время студенткой дневного отделения на журфаке, которым книжка не полагалась. Но в кадрах этого не знали, а когда чухнулись, было поздно.
Давно на свете живу. Просто оторопь берет, сколько же раз я за это время сама себя повторила устно, письменно и мысленно. Не обессудьте, если что. Я не нарочно. У меня просто память становится хуже и саму себя крайне редко перечитываю.
сова2

Братья - 1, 2 и 3.

Меня пропиарили. Вернее, не меня, а высказывания моих детей - они опубликованы в книжке Гены Попова, моего давнего знакомого, писателя, юмориста и в душе "собирателя". Вот этой вот:
23.74 КБ
В книжечке (она тоненькая, в мягком переплете, вышла в ростовском "Фениксе") Гена собрал разного рода "перлы" детей, племянников и внуков своих знакомых (а среди них и Александр Хургин, и Владимир Володарский, и много кто еще). Правда, "моя" часть там самая крупная - видимо, потому, что краткость мне не сестра, а времени было много.
Лена - miss_dippet - не поленилась купить книжку и прочесть, да еще и процитировать у себя в журнале.
Ну, раз такое дело, то выкладываю новую порцию детских высказываний - Колян много чего успел наговорить с тех пор, как я этот кусок в книгу отправила.

Collapse )