March 6th, 2009

сова2

Спрос и предложение

Последняя пятница перед 8 марта. В метро половина дамочек отягощена букетами, пакетами, конфетами и прочей приятной ношей, которая своя-не-тянет.
Дамы не были бы дамами, если б не сравнивали свою ношу с чужой, кося лиловым глазом по сторонам.
На сиденье в вагоне напротив меня усаживается дама в пальто безупречного кроя, тщательно подобранным в тон платком-пашминой поверх, в аккуратных сапожках и с сумочкой, с тонким лицом и продуманно уложенными в асимметричное каре волосами. Слишком все тщательно, слишком продумано, и в этой тщательности как-то безнадежно. Облик "библиотекарь на филфаке". Из желтого пакета торчит единственная и совершенно увядшая роза, с поникшими лепестками, тронь - осыплется. Бог весть, почему она везет ее домой, а не сунула в корзину на работе...
Рядом с ней - еле втиснулась - молодая деваха в короткой юбке, с крупными и круглыми, луной сияющими коленками. Три букета разноперых роз, небрежно стиснутых вместе. Пакет с цветной коробкой - какая-то техника, пакет с чем-то подарочным... Бог весть, за какие заслуги столько даров, но явно что не в первый раз.
Парень с плеером.
Дальше старушка, вертлявая, как на шарнирах, черная вся - пальто, шляпка, ботильоны на шнуровке. Только в руках белая салфетка и желтая книжечка - молитвенник что ли, из этих, сектанстких. Тощая, с "одухотворенным" лицом, при взгляде в которое хочется немедленно шарахнуться, чтоб тебе не начали что-то проповедовать. Бог весть, адвентистка какого дня. Религиозный Шапокляк, право слово.
Толстая тетка, стекающая грузными волнами от плеч к сапогам. Без цветов, без подарков. С сумкой, которая топорщится углами и округлостями - пакет, пачка, батон...
И я напротив. Я сегодня один, я человек-невидимка, я сажусь в уголок. Есть у меня волшебная мантия, а может, паранджа. Накинула - и вот я есть и нету меня, никто не видит, скользят взгляды мимо. А мне-то и хорошо - знай наблюдай себе из-под паранджи-невидимки, кто тут и что там. Я ее уже много лет ношу не снимая.

Открывается дверь и входят двое, девчонка и парень. Девчонка шмыгает носом и утирает глаза бумажным платком. Парень держит ее за руку, утешая. Сажает на свободное место, становится около.
Вскакивает вертлявая старушка, двигает соседа с плеером на свое место, куда-то ушмыгивает мелкими шапоклячьими движениями, кивает, рукой показывает девчонкиному спутнику - садись, садись... Роняет молитвенник, наступает ногой, поднимает с одного цапа.

Эти двое садятся рядом. Девчонка прижимается к парню щекой и утирает, утирает нос и слезы. Он обнимает ее за плечи, как ребенка, гладит по руке, по волосам, притягивает к себе. Что-то говорит на ухо.
Их двое в целом мире, они не видят вокруг никого.
Тетки с цветочками и без, демонстративно отворачивая глаза, боковым зрением смотрят только на них.
И мне почему-то кажется, что каждая из них цветочки и пакетики свои, и дары, и заслуги, и колбасу эту в сумке, и духи в пакетике, и розы "по службе", и поздравления по расписанию, не задумываясь, променяла бы в канун этого вымученного праздника... да и не вымученного тоже... Ну то есть ни минуты не задумываясь и не глядя променяла бы...

И я тоже, конечно, но с невидимых - какой с них спрос и предложение.

С наступающим.